Хранитель мечты

JekPot,

В зимние праздники меня притомила грусть из-за воспоминаний. Ведь год назад я вместо снега поглаживал золотистый песок морского пляжа. Люде нежились под солнцем и сладко потели. Я раскачивался на волнах в эти вечера, как последний падающий осенний лист.

Я смотрю на звезды сиднейского неба. У красивого здания оперного театра, у его белых бетонных стен местные барыги продают воду, билеты в театр и туры в австралию, — загорелые барыги, с отпечатками солнца на своем теле.

Стою, на море шторм и конец шторма. Мертвая душа океана. При входе на пляж висят замки, а на нем серо и пусто — как на ягодице мертвеца. Она сверкает под светом луны и молний как звезда.

Удача пришла ко мне позже, ближе к рассвету. Пещера находилась неподалеку от пляжа за глухим забором. Капитан Немо, где ты был в тот вечер? Ты бы увидел в этой пещере склад корабельных канатов сиднейской рыболовной компании. Канаты вьются вдоль пещерных тоннелей, уходя своими концами в необъятную темноту неизвестности.

А на счет удачи — там мною был найден бочонок пива. Правда потом вышел сторож и медленно, размахивая какой-то палкой, подошел ко мне. Палка покачивалась, как темная лодка на поверхности океана. Между нами теплый, пещерный воздух. А на улице холодный и там есть небо. Нежная кровь льется из ран, покрываясь утренней росой.

— Я его даже не открыл — шепчу я, но разве охранник поверит мне? — так он начал пинать меня ногами, одетыми в брезентовые штаны. — Нет! — кричу я, — Не надо! — но охранних лишь заряжает зарядом соли по моей ягодице.

— Закрытые глаза не видят солнца, — шепчу я ему из последних сил, — Открой мне их, я хочу увидеть его последний раз…

Но он открыл мне глаза, да так, что солнце опалило мою роговую оболочку, — Вот же злая собака, — подумал я. Потом он берет и вырывает мне бороду, скотина. И вот он снова меня бьет. Это прекрасно, какой рассвет. Я шепчу: «Сыграй мне моцарта, я каждое утро встречаю под музыку». — Пиво ты любишь, подонок, — отвечает мне охранник, — Сейчас опять стрелять буду, если не заткнешься.

И вот выходит из синей тьмы полицейская лодка. Словно отставного бога, встречаю я полисмена. — Я атеист, — отвечает он, надевая на меня наручники. Он закрыл их на ключ, а теперь я сижу за решеткой уже полгода и мечтаю.