Заебашить лук

JekPot,

Молодой хоббит начал обращать на меня внимание еще в гномьих пещерах, где я смеялась до слез, читая «Властелин колец»: если Гендальф с горем пополам еще сошел бы за серого мага, то уж за белого — посох маловат. Хоббит же был другого мнения, что его и заинтересовало.

В тот момент, когда меня выбрали в помощники главного лекаря, он оказался в столовой вместе со старыми гномами и очень грустил, что ему не досталось мое место, очень грустил, да так, что я не выдержала и наколдовала шоколадного гнома Чомски в его покоях. Некоторое время спустя он съел гнома, а меня обозвал длинноухой.

Но потом он таки пробился в лекари, а меня сделали заместителем по травничеству, и все опять повторилось. Затем в оружейной…

Там я повстречала молодого красивого эльфа, который, на удивление, предпочел меня, а не хоббита… Спасаясь от хоббитской расправы, я неделю отлеживалась в лечебнице, а на все вопросы об эльфе отмалчивалась. Кстати, он мне показался повыше после этого.

Через несколько лет я пригласила хоббита на празднование нашей свадьбы с эльфом, и он приперся. Но нас с эльфом увезли на свадебном олене.

Затем я начала работать в тренировочном лагере лучников, где и увидела его опять. Я плевала на золотые, что мне выплачивали, и тренировала молодых эльфов в свое удовольствие. А этот хитрый хоббит в результате стал моим начальником. Он подсовывал мне самых короткоухих эльфов, заставлял смазывать стрелы салом, а я смеялась над его волосатыми пятками.

Моим детям приходилось общаться с его детьми, в результате они приходили домой с торчащими из ушей волосами с детских хоббитских ног…

И тут он приглашает меня к себе.

Я никогда не заходила в его дом, хотя он расположен на соседнем дереве.

На столе у него лежала сувенирная продукция из близлежащей лавки, а также бутылка хоббистого самогона на травах. Он выпил ее угрюмый, а я с улыбкой.

После этого он достал лук, приказал мне сесть на колени и отвернуться к стенке. Стены у него не было, ведь дом находился на дереве, пришлось сесть лицом к двери.

Много рассказывал, как он ненавидит меня. Сказал, что убьет меня, затем отправится на рудники в самые глубокие пещеры, но после вернется и станет свободным, как птица. Он велел приготовиться и натянул тетиву.

Вся дрожа от ужаса, я, стоя на коленях, вижу на дверном косяке отметки — они отмечают как рос его сын, вижу отпечатки копыт — у него дома есть маленький олененок, а в замочную скважину, она находилась перед моими глазами, вижу, как его низкая и волосатая, хотя и с хорошей грудью, жена ест шоколадного гнома Чомски.

Если бы он сообразил, то ни за чтобы не поставил меня лицом к этой двери…

Я уже не боялась, мне сделалось просто смешно. Я смотрела в замочную скважину и смеялась, как над той книгой в детстве…

А он не отпускает тетиву. Он сидит на полу, плачет и жует волосы с пяток.