Украинские письмена

JekPot,

В старинных украинских письменах — 17 столетия, не позже — все страницы с номерами, кратными 7, были вырваны то ли юным любителем библиотек, то ли нелюбителем, — говорится о том, как к фермеру-естествоиспытателю пришел молодой хохол учиться сало добывать.

Фермер работал в это время и не пришел на протяжный зов голодного хохла, заготавляя сало для небольшого хутора близ Днепра.

Он сказал:

— Мой сладкий жиртрест, я же тебе говорил, что не собираюсь бегать за тобой, ибо слишком толст и заплыт жиром, чтобы совершать многочисленные телодвижения. Расскажи же мне, в чем слабость твоя. Я боюсь, не слишком ли ты пережрал сала, что теперь изнываешь без него.

— Почтенный обладатель сала, — сказал юный хохол, — вкус сала сложен, и сложно мне сочетать различные привкусы его. В каких пропорциях следует соединять белую прохладную мякоть с красноватым мясом в слоях, должны ли быть видны эти прослойки и сколько пудов чеснока заготовить?

— О, пухлый ты мой, делай, как вкуснее тебе.

— В вашем сале мяса прослойки незримы почти. Не лучше ли перебить сало мелкими слоями или навести мясо в больших плоскостях?

— Сделай так, как нравится тебе.

— Почтенный салоед, я лучше отдохну пока, да погляжу как ты сало заготавливаешь, а поговорим с тобой как ты закончишь.

— Мой толстячек, я не думаю, что скоро закончу, а тебе нельзя терять ни минуты, если в конструкции твоего сала так много неконченного. Я вижу и слышу все, и, хоть и удивляюсь, но отвечаю тебе вполне охотно.

— Головки чеснока, лежащие на сале, очень многочисленны; выложить ли их по общей линии; или разрезать каждуй головку и из частей сложить небольшой узор?

— Выложи так, как более желанно тебе.

— Я выложил соль по дальним углам и полосками по центру, но захотелось чего-то другого, чтобы свежий глаз всегда узрел разницу в моем профессиональном сале и неопытных образцах других. Хочется выложить из соли волны, и чеснок на них, и даже мясо в виде берегов. Но ведь это слишком сложно?

— Это очень просто, особенно когда ты хочешь достичь этого.

— Мне страшно, дорогой фермер. Неужели ты так и не скажешь мне, стоит ли поверхность сала делать выпуклой или только для поверхности оставить накладное мясо?

— Уложи мясо там, где нужно тебе.

— Мне в голову пришла мысль, не внедрить ли дольки чеснока в мясную плоть. Положим, они оттуда будут почти не видны, но вспомни, каким вкусным, мягким мясом окружен чеснок, так и хочется его съесть, хотя в общем-то он и не слишком виден.

— Положи их так, как тебе удобно.

— Салоед, я не вижу в твоих ответах полезного прока моему делу. Я и без тебя знаю, что все должно быть, как мне нравится, как хочется и как нужно, но все это затемнилось для меня сейчас.

— Скажи, я ставил перед тобой условия для изготовления сала?

— Кроме того, как оно должно быть скоро готово, никаких. Ты мне сказал: «Оптяк, наготовь мне сала, да я заплачу тебе 10 гривен». Потом обозначил срок и размеры сала. Но во время готовки появлялись различные мысли от желания сделать самое лучшее сало. И вот я прибежал к тебе за советом. Скажи же, что значит, «как тебе хочется».

— Как хочется — значит все должно быть так, как считается нужным.

— Но как же так, как нужно?

— Негодный, непонятливый Оптяк, я же тебе всегда говорил. Что я повторял тебе этими днями? «Так, как нужно» может означать лишь одно — так, как вкусно.

— А вкусно?

— Оптяк, выйди отсюда, беги к газодобытчику и скажи: «Возьми меня воровать газ, я не знаю что такое „вкусно“». А ко мне не ходи и не притрагивайся к моему салу.

После этого в письменах идет рассказ о воровстве газа русского и об его дальнейшем использовании. Затем второй — о том, как Оптяк первый раз поцеловался, а ту девушку потом погребли заживо. Но они не представляют для нас никакого интереса.